бизнес планы

Бизнес план ночного клуба

Где еще можно забыть на время о личных комплексах и проблемах, курсе доллара, ссоре с любимым человеком и, наконец, просто убить время? Только в одном из ночных заведений, ставших в последние годы символом красивой и беззаботной жизни. А что бы вы сказали насчет возможности каждый вечер бывать здесь бесплатно, да еще зарабатывать на подобных визитах? Спросите, как такое может быть? Очень просто: нужно открыть свой собственный клуб.

Первые ласточки

Одним из самых первых в России ночных клубов стало московское заведение под названием «Арлекино», открытое Анатолием Гусевым и Александром Черкасовым в громадном фойе Киноцентра на Красной Пресне еще в 1991 году. Посорить деньгами сюда слетались «новые русские», бандиты и нефтяники со всей страны и ближнего зарубежья. По словам бывших работников, вложения в «Арлекино» окупились буквально за пару уик-эндов. Основатели клуба потратились на его обустройство по минимуму: не стали ничего менять в интерьере, ограничившись покупкой дешевых пластиковых столиков и подвешиванием несколько световых приборов под потолком. Но при этом стоимость входного билета в обычные дни была $50, в дни выступлений звезд – до $600, а помещение вмещало около тысячи человек.

Понятно, что «такие» деньги не могли обойти стороной московские бандиты. «Арлекино» пытались взять под контроль ореховская и бауманская преступные группировки, и логичным завершением истории дискотеки стало убийство Анатолия Гусева в 1997 году. А потом умер и клуб.

– Концепция огромного и плохо оформленного зала себя полностью изжила. Мы не выдержали конкуренции с новыми модными заведениями, появившимися по всей Москве, – считает бывший директор «Арлекино» по персоналу Алексей Игнатьев.

Новые клубы были уже более сегментированными и профессиональными: дискотеки «Джамп» и «Пилот», клубы для модной молодежи «Пентхаус» и «Птюч»; дорогие заведения типа «Метелицы» и «Утопии». Некоторые ради престижа содержали крупные банки. Однако почти никто из этих заведений до сегодняшних дней тоже не дожил, а оставшиеся уже не приносят прежних денег своим владельцам.

И только с середины 90-х клубный бизнес стали определять промоутеры и арт-директоры, по крайней мере, точно знающие, как вести бизнес нельзя. Московские клубы начали приобретать тот классический имидж, который им присущ на Западе, – места, где собираются единомышленники, ведущие одинаковую жизнь, предпочитающие один и тот же стиль в одежде и музыке.

– Главная задача промоутера – каждый вечер создавать праздник. Именно от профессионализма этого человека зависит успех или неуспех заведения, – утверждает Андрей Фомин, известный в Москве промоутер и шоумен, учредитель ежегодной награды Night Life Award, которая вручается лучшим клубам года.

Выучиться на промоутера невозможно: такой специальности нет ни в одном вузе. Он определяет основное направление клуба, которое находит отражение во всем – от освещения до цены коктейлей. Он организует тематические вечеринки, приглашает на них артистов и других известных персонажей. И он же в российских условиях обычно совмещает в одном лице роли владельца клуба, его управляющего и арт-директора. Бизнесу это совместительство отнюдь не способствует. Но по-другому работать наши клубные деятели пока что не научились.

Дешево и модно

Все клубы делятся на три условные категории: закрытые, демократичные молодежные и тематические – для любителей джаза, фанатов рока или представителей секс-меньшинств. Так что если вы намерены заняться клубным бизнесом, для начала нужно определить, какое направление вам ближе. Ведь абсолютно всем угодить невозможно, а делать что-то чуждое для себя лучше и не пытаться.

Труднее всего работать с посетителями закрытых клубов – богемой и «золотой молодежью». Тут без профессионального промоутера просто не обойтись. Так, открывшееся в 1998 году «Джаз кафе» своим успехом обязано таланту и опыту югослава Синиша Лазаревича, раньше работавшего в ночных клубах Италии и Белграда. Интересно, что владельцами «Джаз-кафе» в интерьер, мебель и оборудование было вложено минимум средств, а на рекламу вообще не было потрачено ни копейки. Вся стратегия Лазаревича строилась на создании вокруг клуба ажиотажа, атмосферы богемной тусовки, плюс строжайший фэйс-контроль. Чтобы попасть в «Джаз-кафе», надо было быть «в доску своим» для его завсегдатаев: одеваться в определенном стиле, ездить на машинах определенной марки и т. д. Охране на входе могло просто не понравиться ваше лицо – и даже мешок денег не помог бы получить пропуск. Говорят, так однажды случилось с неким влиятельным в московском правительстве человеком, и он поспособствовал, чтобы «Джаз-кафе» закрыли.

В клубах такого типа деньги за вход не берут. Прибыль приносят только покупки в баре, которые делают посетители. Но цены в нем – запредельные. Чашечка кофе – $10, коктейль – $50. При том, что исходные ингредиенты напитков стоят в несколько раз дешевле. При минимальных вложениях (интерьер декорируется недорого, но ярко, кухни обычно нет, и дорогое оборудование не нужно) подобный клуб может приносить не одну сотню тысяч долларов ежегодно. Правда, обычно такие клубы существуют не более двух лет. А когда бум проходит, владелец его просто закрывает, чтобы открыть заведение в новом месте. Тот же Синиша Лазаревич осенью 1999 года создал новый клуб «Circus» (в подвале Цирка на Цветном бульваре). Возможно, история с обиженным московским чиновником просто стала красивой легендой, объясняющей исчезновение «Джаз-кафе». Клубный бизнес такого типа чисто спекулятивный, но тем он и хорош.

– Высший пилотаж – это задорого продать уже много раз окупившее себя заведение на гребне популярности, через полтора-два года работы, – утверждает Андрей Фомин. – Клубный бизнес очень напоминает игру на акциях инновационных компаний – рискованную, но невероятно прибыльную и захватывающую.

В сегодняшней ситуации окупиться успешный клуб может достаточно быстро – всего за год. Но у таких клубов для избранных есть один существенный недостаток: узкий круг потенциальных клиентов, особенно в провинции. Эта технология подходит больше для столиц и городов-миллионников. По подсчетам Андрея Фомина, даже в таком огромном городе, как Москва, конкурентная борьба между закрытыми клубами идет не более чем за 5 тыс. потенциальных клиентов в возрасте от 25 до 40 лет, достаточно состоятельных, модных, но главное – ведущих ночной образ жизни.

Танцы с демократией

Демократичные молодежные клубы охватывают гораздо большую потенциальную аудиторию – под 100 тыс. человек только в Москве. Их основные посетители – школьники и студенты от 15 до 25 лет, способные выложить за билет от 50 до 150 рублей. Эти клубы – фактически наследники дискотек в Домах культуры и школах. Тут личность промоутера уже не так важна. Главное – много света, погромче музыка и побольше рекламы. И тогда ежевечерний наплыв пьяных подростков гарантирован. В отличие от закрытых клубов, основную прибыль молодежные получают именно от продажи входных билетов. Денег у студентов немного, и большинство предпочитает накачаться алкоголем у ближайшей дешевой палатки.

Одно из самых эффективных средств рекламы для молодежного клуба – распространение флаеров – маленьких бумажек, которые раздают молодые ребята у метро и в университетах, с указанием информации о заведении. Обычно сам распространитель (тоже из числа посетителей) получает до 10% от цены входного билета (на каждом флаере написан его индивидуальный номер), плюс бесплатный вход в клуб. Но главное, конечно, это «сарафанное радио», а слухи в молодежной среде о новом «чумовом месте» распространяются быстрее, чем в Интернете. Если в клубе все сделано правильно – он имеет все шансы на успех.

Впрочем, если подойти к делу с фантазией, то можно вообще обойтись без рекламы. Так, скажем, работает московский клуб «Свалка», в котором постоянно проходят какие-то специальные вечеринки, которые с удовольcтвием освещают СМИ: вечер памяти Элвиса Пресли, концерт группы «Металлика», антифашистская акция и т. д.

Очень многое зависит от приглашенного ди-джея, ставящего «правильную» музыку. В Москве хороший DJ стоит от $50 до $150 за ночь, если это, конечно, не звезда, которая может получать до $500. Но основные затраты при организации подобного шумного местечка – это свет и звук.

Прибыль от входных билетов нетрудно подсчитать. Клуб «средней руки» может вместить в субботний или воскресный вечер до 500 человек. При цене билета в 100 рублей выручка получается уже на уровне 50 тыс. рублей. Примерно столько же в среднем приносит бар. Итог – 100 тыс. рублей по самому минимуму. За вычетом затрат – на аренду помещения, зарплату сотрудников, аренду оборудования – доход может составить от 20 до 50%. Правда, из этой суммы нужно еще уплатить налоги. Но здесь каждый выкручивается как может, и дать даже ориентировочные расходы невозможно.

По словам менеджеров демократичных заведений, залог успеха – гибкая ценовая политика. В будни, конечно, число посетителей может уменьшиться в три раза. Самый провальный день – понедельник. Поэтому многие клубы устраивают в этот день выходной или делают вход бесплатным.

Не в меньше, чем от ди-джея, прибыль клуба зависит от бармена. Важно, чтобы он наладил четкий контроль за расходом напитков и ассортиментом – в молодежных клубах должно быть море пива по 40 руб. А в целом, по сравнению с магазинной, наценка на напитки варьируется от 100 до 300%.

Живьем

Для клубов, где играет «живая» музыка, проблема № 1 – приглашение интересных музыкантов.

– Ежедневно мне в клуб приносят от пяти до десяти демонстрационных кассет и дисков с различными новыми группами, – рассказывает Павел Комакин, промоутер клуба «16 тонн». – Удача, если за месяц во всем этом ворохе удается отыскать одну-две стоящие группы. Приходится приглашать звезд, а это недешево. Хотя нам, конечно, это несколько проще, чем многим другим. Земфира, «Мумий Троль», «Танцы минус» и Б2 свои живые выступления начинали именно у нас.

Концертные расценки таковы. В Москве часовое выступление начинающих музыкантов обойдется минимум в $150. Звезда стоит до $10 тыс. Но, правда, все это может с лихвой окупиться. К примеру, входной билет в «16 тонн» в день выступления широко известного артиста стоит $15-20, а клуб вмещает до 600-670 человек.

Что касается провинции, то здесь гонорары «звезд» обычно превышают столичные в 1,5-2 раза и выступают они, как правило, на стадионах и в дворцах культуры. Провинциальные клубы c популярными артистами работают крайне редко.

– Для поддержания интереса к клубу, а также из-за нехватки отечественных исполнителей, приходится регулярно приглашать западных музыкантов. Гонорары они берут примерно те же, что наши, но общие расходы сильно возрастают за счет авиабилетов и оплаты гостиницы, – продолжает Павел Комакин. – Чтобы быть в курсе того, что происходит в музыкальном мире, мне приходится постоянно следить за новинками шоу-бизнеса и альтернативной музыки, выписывать западные журналы и заглядывать на актуальные интернет-сайты.

В силу всех этих причин ни одному, даже успешному, клубу не помешает помощь спонсора. По утверждению Андрея Фомина, проще всего договориться с табачно-алкогольными компаниями, испытывающими трудности с рекламой в СМИ. В некоторых случаях спонсорская помощь может составлять от нескольких десятков до $100 тыс. за вечеринку.

В тему

Людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией намного больше, чем привыкло думать наше гетеросексуальное общество. По статистике, к таковым относятся до 7% мужчин и женщин. А если к ним прибавить еще 20% бисексуалов, то получается весьма внушительный круг потенциальных посетителей, на которых могут рассчитывать «голубые» и «розовые» клубы. Причем, опять же по статистике, обеспеченных людей среди геев больше, чем среди натуралов. Согласитесь, было бы глупо не использовать этот потенциал.

В Москве и Питере его и используют на полную катушку. Только в столице сейчас успешно работают пять гей-клубов. Причем что интересно – до половины их посетителей к гей-движению не имеют никакого отношения. Просто им нравится атмосфера свободы, раскрепощенности, бесконфликтности и веселья, традиционно царящая во всех «голубых» заведениях.

Правда, есть один маленький, но существенный нюанс. Начиная подобный бизнес, вы должны как минимум знать специфику этой публики и быть вхожими в тусовку. По утверждениям большинства владельцев гей-клубов, для них содержание клуба является бизнесом в последнюю очередь, в первую – это стиль жизни.

Илья Абатурин стал одним из буревестников «клубной голубой революции», причем попал он в этот бизнес достаточно случайно. В начале 90-х Илья занимался международным туризмом, а в 1994, скопив немного денег, на паях с партнерами открыл ресторан «Премьера» в Театре киноактера.

– После открытия ресторан начал пользоваться популярностью именно у людей гомосексуальной ориентации. Фактически он стал неформальным местом сбора геев со всей Москвы, – рассказывает Илья Абатурин. – Однако из-за непомерного аппетита директора театра, постоянно поднимавшего арендную плату, нам пришлось его закрыть. И тогда мы решили рискнуть и сделать совершенно новый проект: открыть постоянный гей-клуб. Тогда я не только понятия не имел о специфике этого бизнеса, но даже не представлял, что такие заведения существуют на Западе. До всего приходилось доходить своим умом. В результате семь лет назад появился клуб «Три обезьяны», а еще через два года – «Центральная станция».

Сегодня между гей-клубами в Москве уже ощущается достаточно сильная конкуренция. Для привлечения публики в ход пускаются все средства– от предоставления скидок, организации травести-шоу, мужского стриптиза и до оборудования т. н. «dark room» – сейчас ни один гей-клуб не обходится без подобной комнаты, где в полной темноте можно со своим новым партнером делать все что угодно. (Кстати, «нормальные» клубы тоже взяли этот сервис на вооружение. Например, «Парк Авеню Диско» оборудовал в подвале несколько плотно закрывающихся кабинок, в каждой установив по телемонитору с эротикой и диванчику. Что поделаешь: человека всегда привлекает все, что аморально или под запретом, и хозяева ночных заведений на этом отлично зарабатывают.) По словам владельцев московских гей-клубов, ежегодно клиенты оставляют им в общей сложности до $1 млн. наличными.

– В клубной конкуренции главное – даже не привлечь нового клиента, а удержать его. Геи по своей природе очень любопытны и всегда пойдут в новое заведение, но вот останутся ли они там – это еще вопрос, – делится опытом Илья Абатурин.– К примеру, в день открытия нового гей-клуба «Студио» число посетителей «Центральной станции» уменьшилось почти на 40%, но уже через две недели восстановилось.

Интересная особенность гей-клубов: вход для девушек стоит в два раза больше, чем для ребят. По идее, эта мера должна ограничить численность посетительниц женского пола. Но срабатывает она плохо: девчонок в гей-заведениях все равно полно. Московские власти, как ни странно, никогда не препятствовали подобному «нетрадиционному» бизнесу, предпочитая реальные деньги от налогов, но в провинции все может быть не так-то просто. По словам владельца одного клуба, «нас десяток, а чиновник один, и имеет он (чиновник) денег столько, сколько не заработать ни одному клубу».

Охрана на все времена

Во всех, даже очень цивилизованных, странах считается, что под покровом ночи в клубах творятся разные темные дела, ходят наркотики, «грязные» деньги, и немалая толика справедливости в этом есть. Не говоря уже о том, что среди посетителей нередко попадаются люди, перебравшие алкоголя и прочих стимуляторов. Поэтому еще один из китов, на которых стоит любой клуб, – надежная система охраны. Создать ее вы можете сами либо нанять профессиональных людей из охранных агентств. В Москве их услуги стоят $2-5 в час, и пяти-шести человек на заведение средней руки будет вполне достаточно. В обязанности секьюрити будет входить выставление за дверь разбушевавшихся клиентов и локализация конфликтов. Но должны они это делать так, чтобы другие посетители были не в курсе того, что происходит на самом деле (а это зависит уже исключительно от профессионализма охранников). Ранее многие клубы пользовались услугами милиции, как гаранта безопасности, но сейчас от этого отказались: человек в форме сильно напрягает многих посетителей.

Главная же опасность, которая подстерегает владельца клуба, – наркотики и наркодилеры. Стоит поступить соответствующему сигналу в РУБОП – и в зал могут ворваться люди в камуфляже и масках, положить посетителей на пол, обыскать и отправить в каталажку. К примеру, подобное не раз случалось в первом московском гей-клубе «Шанс». По слухам, из-за проблем с наркотиками закрылся клуб «Плазма».

Но это, как говорится, совсем другая история. Вы-то наверняка, открывая свое заведение, собираетесь работать долго и честно.

Сколько можно заработать?

Счет Долларов, в ср. за мес. Процентов, в ср. за мес.
Выручка, в том числе 42500 100,0
-от продажи билетов по будням 2500 5,9
-от продажи билетов по выходным 18750 44,1
- выручка бара 21250 50,0
Расходы, в том числе 27400 64,4
- на аренду помещения (250 кв.м) 6250 14,7
- на приглашение артистов 2400 5,6
-на закупку спиртного 10625 25,0
- на зарплату персонала (15 чел.) 6000 14,1
- прочие 2125 5,0
Прибыль (без учета налогов) 15100 35,6


На такой результат может рассчитывать клуб среднего уровня на окраине Москвы, который каждый вечер по будням посещает 100 человек, а по выходным - 500 человек. При этом предполагается, что в будни входной билет стоит 50 рублей, а в выходной день - 150 рублей.

Оборудование: на любой свет и цвет:

После того как вы определитесь с концепцией развлекательного заведения и подыщите подходящее помещение, начнется его проектирование и строительство

Еще на стадии утверждения строительного плана клуба необходимо пригласить специализированную фирму по установке света и звука (в Москве их около 50). Не обладая достаточным опытом, самостоятельно закупить и смонтировать оборудование практически невозможно. Для специалистов важны несколько параметров помещения: площадь, форма периметра, высота потолков, расположение столиков, сцены и барной стойки. Одно из самых важных условий, от которого зависит набор световых приборов, – стилистика музыки. К примеру, для диско и выступления эстрадных артистов используют яркие цветные лучи, блуждающие по залу, и зеркальные шары. Молодежные клубы, где играют транс или рейв, предпочтительно освещать холодными голубыми и синими цветами, выбеливающими лица людей, а также использовать вспыхивающие стробоскопы и зеленые лазеры по цене от $2 тыс.

– Для клуба с размером основного танцзала в 120-150 кв. м вполне можно создать качественный свет и звук за $15 тыс., – утверждает директор фирмы «X-Light group» Николай Оганесян. – При этом соотношение затрат примерно такое: две трети приходится на свет, а одна треть – на звук. Свет всегда стоит дороже, так как монтаж его труднее выполнить. Хотя подчас звуковое оборудование для клуба оказывается более важным. Скажем, когда клуб специализируется именно на живых выступлениях. И тогда соотношение может быть 50/50.

Подбирая помещение для небольшого клуба, желательно остановить выбор на зале с высотой потолков до 4 м, т. к. это непосредственно влияет на стоимость приобретаемой аппаратуры. Осветительные приборы, которые могут «пробить» расстояние в 4 метра, почти на 30% дешевле более мощных, с лучами, преодолевающими 8 м. Также для правильного размещения света необходимо заранее знать, будет ли в клубе какое-либо шоу, для которого нужна отдельная подсветка. К примеру, стриптиз требует яркой точечной заливки сцены следящей пушкой и ультрафиолетом.

Один из важнейших параметров, по которым выбирается световая или звуковая аппаратура, – время бесперебойной работы лампы. Если она будет эксплуатироваться больше 12 часов, надо выбирать технику с повышенным ресурсом. И лучше не поддаваться соблазну сэкономить, покупая дешевый аппарат, в котором лампы рассчитаны всего на 150 часов работы. Грамотнее приобрести более дорогую установку, но со сроком службы 2000 часов. Мощные лампы стоят достаточно дорого – до $50, и, если их часто менять, никаких денег не хватит.

Неинтеллектуальные световые приборы (то есть те, что реагируют только на музыкальное сопровождение) стоят в среднем от $100 до $400, а интеллектуальные (их работу можно программировать или регулировать с пульта) – уже как минимум $500. Но для «простого» клуба вполне подойдет и первый вариант.

Какая техника качественнее? Совсем не обязательно самая дорогая. Известные западные марки стоят процентов на 30 дешевле, чем китайские и тайваньские приборы. Но производятся они обычно на одних и тех же заводах в Юго-Восточной Азии. Не стоит пренебрегать и отечественными приборами. Они зачастую не хуже зарубежных аналогов. Причем если китайцы нередко используют пластиковые линзы, которые со временем теряют прозрачность, то наши заводы – только натуральные стеклянные, плюс надежное железо (вместо пластика).

Акустические характеристики зала определяют не только размер помещения, но и материалы, применяемые для внутренней отделки. Мягкие кресла, ковры поглощают звук; гипсокартон, зеркала и мрамор, наоборот, отражают. Но и чрезмерное поглощение, и чрезмерное отражение звука – негативные явления. Поэтому специалисты стараются их нейтрализовать. Для звукоизоляции применяются специальные панели «экофон». Но решить эту задачу полностью невозможно. Поэтому клуб может располагаться только в нежилом помещении. В Москве это даже закреплено законодательно.

Если в клубе будут выступать и музыканты, и DJ, то необходима звуковая система мощностью 7-8 кВт, состоящая из двух широкополосных акустических систем, двух двухполосных, четырех низкочастотных, кроссовера (контроллера), блока обработки (эквалайзеры, компрессоры), и оборудование для DJ (пульт, «вертушка»). Если выступления «вживую» не планируются, то на звуковой системе можно сэкономить процентов 20.

Несмотря на торжество новейших электронных технологий, специалисты не советуют устанавливать в клубе, особенно с «живым» звуком, цифровые источники звука. Передать все оттенки и мягкость звучания пока возможно только на аналоговой аппаратуре. Именно за это специалисты так ценят старые виниловые пластинки, на которых нет «мертвых» пауз между песнями. И даже современные DJ, работающие с винилом, стоят в два раза дороже тех, кто использует CD.

Обычно монтаж приборов оценивается в 10-15% от стоимости оборудования, по времени он может занять от недели, и это необходимо брать в расчет. Причем лучше всего этим заняться еще на стадии черновых работ.

– К сожалению, заказчики чаще приходят выбирать установку тогда, когда отделка клуба уже закончена, – сетует Николай Оганесян. – Поэтому возникают серьезные проблемы: приходится долбить монолитные потолки и делать другие работы. Бюджета, как обычно, не хватает. Причем такой непредусмотрительностью страдают даже дорогие клубы. К примеру, небезызвестный«Шамбала» потратил около $150 тыс. на ремонт и отделку, но когда подошло время устанавливать аппаратуру, его менеджеры пришли в специализированную фирму с $5 тыс., которых явно мало для высокого качества.

Впрочем, в ремонт вовсе не обязательно вкладывать миллионы. Во многих случаях все можно сделать очень стильно и недорого, да и царящий в зале полумрак, вспышки света способны скрыть дефекты помещения (вы же не дорогой ресторан открываете).

Например, один из популярнейших московских клубов «Свалка» раскрутился в кратчайшие сроки во многом благодаря оригинальному интерьеру: стильным, из грубого дерева, табуретам, таким же грубым столам и оригинальной находке – настоящим капотам американских автомобилей с мерцающими в темноте фарами. Не менее модное местечко «Пропаганда» также сильно сэкономило на интерьере, который его менеджер Владимир определил как «минималистический индастриал»: грубое дерево и не менее грубый металл, плюс крашеный кирпич.

Основные световые приборы для клуба:

Наименование Цена за шт., $
Центральный 1500 - 2000
Сканеры 500 - 1500
Вращающиеся головы от 700
Стробоскопы 70 - 250
Даммашина от 80
Зеркальный шар 40 - 100
УФ-лампы 20



Бизнес план предприятия - Бизнес план магазина - Бизнес план кафе - Бизнес план ресторана - Бизнес план автомойки

Бизнес план салона красоты - Бизнес план автосервиса - Бизнес планирование - Примеры бизнес планов - Другие бизнес планы